Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Казанский феномен" - смертельный диагноз СССР


Понятие "казанского феномена" возникло в советской криминалистике в конце 70-х годов.
По непонятной, возможно, не поддающейся до конца рациональному объяснению причине, в городе - как грибы после дождя - стали возникать молодежные группировки, основанные на территориальном принципе. Вспыхнули жесточайшие уличные войны, молодняк стал "делить асфальт".
Массовые драки происходили средь бела дня, жестокость зашкаливала -  не просто избить, а добить упавшего, максимально изувечить. Встреченный на "чужой территории" парень мог быть убит. Девушка - изнасилована. 
При разборках ("набегах") в ход шло оружие -  даже самодельные "бомбочки". Калечили и уродовали друг друга не только парни, но и девушки.

"Группировщики", как тогда их называли, просачивались сквозь пальцы дряхляющего исполина СССР - они как бы были слишком мелкими, подвижными для него.  Слишком несовершеннолетние для его пеницитарной системы. Слишком наглы, отвязаны, первобытны для того, чтобы быть перевоспитанными в духе затхлого маркисма-ленинизма в школах и ПТУ.
Растерянность взрослых и безнаказанность подогревали зверенышей - в 1978 году группировка "Тяп-Ляп" устроила несколько "забегов" по городу, забивая насмерть всех, кто встречался им на пути.
Правда, в СССР нашлось еще немного политической воли, чтобы найти и расстрелять причастных к этому подростков. Судебный процесс проходил по небывалому тогда обвинению - 77 УК СССР - судили банду! Впервые, может быть, за полсотни лет.

В конце 80-х  Николай Морозов и Роберт Хисамов сняли фильм  "Страшные игры молодых" (2 части), посвященный феномену "группировщиков".  Другие их работы на эту тему - "Крик. ПТУ не с парадного подъезда" и "Пустота".
Это потрясающие работы - не только в художественном плане. Они позволяют нам увидеть последние дни СССР с неожиданной стороны.

За десять лет, прошедшие с момента кровавого "забега" "Тяп-Ляпа", группировки не только не исчезли - они усилились, по сути, став единственной реальной силой в городе. В фильме речь идет о Казани, но мы знаем, что подобное творилось по всей стране, охваченной бессмысленными драками район на район - гопничество набирало силу, чтобы достигнуть своего апогея в 90-е.

Хотя в фильме то и дело показывают воспитателей, ученых, преподавателей, милиционеров - как-то становится понятно, что все они тряпочки, фантики...  Устарели, по-советски благодушны, очень интеллигентны - и ни на что не способны. Более того - растеряны и даже напуганы детьми.
Подростки в спортивных костюмах, пустые взгляды, шпана - вот сила, установившая в городе порядки. Прошедшие горнило странной, абсурдной, как горячечный бред, уличной войны - похожей на тягомотный кошмар, от которого никак не проснешься - "они не боятся ничего, даже смерти" - как отмечено в фильме. Родители не могут опознать трупы собственных детей, над которыми поглумились супостаты...

Конец восьмидесятых. Фильм только бьет в набат, указывает на явление, но мы-то с вами уже видели конец истории - как из детских группировок по всей стране вышли банды, которые сожрали эту самую страну, словно саранча. 

Как же так получилось, что в одной из двух мировых сверхдержав,  с высочайшим уровнем культуры, науки, социального обеспечения, в стране, которая претендовала на мировое лидерств и т.д. и т.п. -  как же так получилось, что внезапно родилось на свет целое поколение каких-то первобытных монстров, словно существ с другой планеты, устроивших подлую крысиную грызню между собой?
Это похоже на запрограммированное самоуничтожение.

Алиса в стране чудес

Плохо, просто плохо и даже сказать нечего. Это знаете как бывает - вот придумаешь что-нибудь просто отличное, какой-нибудь штрих, мелочь чудесную, думаешь куда бы ее пристроить, а нет - туда не идет и сюда не идет. Начнешь вокруг нее огород городить и получиться в конце концов натужная дрянь.

Вот и с этим фильмом - отдельные образы и картинки не сложились ни во что. Кажется, что кто-то загорелся идеей - а не сбацать ли что-нибудь эдакое по мотивам Кэрролл, Депп - шляпник, ля-ля-ля, несколько ярких картинок, эскизов набросал - всех убедил, а сели серьезно работать, ничего кроме этих картинок больше не выдумывается. И начали городить натужную, скрипящую, кряхтящую ерунду.
Приплели совершенно ненужную предысторию с помолвкой Алисы - зачем? Кому это нужно? Чья тяжеловесная, буксующая всеми четырьмя мысль породила этого юного лорда страдающего запорами? В рассчете на "смех в зале", ну-ну.
Зачем Алиса попадала в страну чудес несколько раз? Чтобы дать повод всем персонажам порассуждать на тему "та" ли это Алиса на этот раз или "не та"? Это ровно ничего не дает картине, более того - если это выкинуть, дышать станет гораздо легче.

Концовка фильма своей абсурдностью вогнала бы в ступор самого Кэрролла - вернувшись из страны чудес, Алиса становиться младшим компаньоном какого-то старого деляги и уплывает в Китай, налаживать торговые связи. "Мы будем первыми импортерами!" - с восторгом говорит девочка, которая дружит с чеширскими котами, сражается с брандошмыгами и т.п.
Ни хрена себе мечтательница!
Нет, вы понимаете? Вся страна чудес, оказываеться, нужна только за тем, чтобы бывшая аутистка Алиса стала первой импортершей из Китая, на паях с каким-то купцом.
Скромное обаяние буржуазии, ничего не скажешь.

Нечего так же сказать и об основной части фильма - собственно, о стране чудес. Смешные, привлекательные находки (летающая лошадь-качалка, например) полностью растворяются в безыдейности происходящего. Как мастера шутеров из ID, в свое время, придумывали сюжет для ДУУМА и Квейка за ночь до сдачи игры, так и тут. Только там сюжет и правда был не нужен.
Здесь же, как бы это сказать, без сюжета вовсе никуда, а такое ощущение, будто некто хочет рассказать вам забавную историю, и даже заранее уверен в успехе, и даже приготовился уже смеяться вместе с вами, а сам хорошенько ее не помнит, а, главное, позабыл в чем там соль - и получается что-то такое, с пятое на десятое, путанное, ненужное. И сам рассказчик понимает, что выходит не то, и начинает путаться, врать от себя, завираеться уже совершенно - и вы все это видите, и вам тоскливо и даже жутко делаеться за человека.